Профессия - ГРОЗ - горнорабочий очистного забоя. Из личного опыта

Источник: www.proprof.ru
 

Меня зовут Денис, мне 30 лет. С рождения живу на крайнем севере в городе Норильске. И как часто это бывает у коренных норильчан, придя со срочной службы в армии, пошёл работать на градообразующее предприятие НГМК (Норильский горно-металлургический комбинат), а именно на рудник «Скалистый».

Моя специальность - горнорабочий очистного забоя комплексный (крепильщик, проходчик, люковой, помощник взрывника, оборщик горных выработок, машинист скреперной лебедки).

В 2005 году комбинат решил, что ему выгоднее обучить одного человека нескольким профессиям сразу, тем самым уменьшив будущий штат работников и связанные с этим расходы, а также взвалив обязанности разных специалистов на одного работника. Как у нас в коллективе шутят: «работаешь за семерых, а получаешь за одного, чтобы легче было нести».
 

Рударь должен знать на память карту всего подземного поля (на случай аварий, пожара, обвалов и т.п.)

Несколько раз у меня полностью гас фонарь и я по памяти, на ощупь (в шахте тьма- 100 %) добирался более 3-ёх километров до так называемой «каптёрки», где есть люди и свет. Моё возвращение длилось почти 3 часа, а показалось, что я год пробыл в кромешной тьме. Больше всего боялся зайти не туда, мог легко упасть в один из рудоспусков (эти вертикальные выработки диаметром два метра, в глубину бывают более ста).

Вообще под землёй, как говорилось в известном фильме, нужно «всегда быть на измене». Нужно быть бдительным и не позволять себе расслабляться. На километровой глубине таится много опасностей.

Машинистом скреперной лебёдки я так и не работал (хотя и сдал экзамен на 5 баллов) – это анахронизм, данную специальность на предприятиях Норильского никеля успешно заменили погрузо-доставочные машины разных размеров и мощностей, теперь они занимаются отгрузкой горной массы. В особо опасных выработках, эти агрегаты весом более 50-ти тонн работают на дистанционном управлении – мечта для любителей радиоуправляемых моделей.

Также год назад я окончил курсы и прошёл стажировку по профессии мастер-взрывник. Это самая ответственная профессия под землёй. Учиться на взрывника дольше всего, экзамен – самый трудный, много информации нужно знать «на зубок». Помимо теории и практики, будущий мастер-взрывник обязан пройти соответствующую медицинскую комиссию и процедуру полиграфа, где ему придётся отвечать на много каверзных вопросов. Полиграф – своеобразный фильтр, после которого часто отчисляют с учёбы, либо снимают с практики.

Работа мастера-взрывника часто – «не бей лежачего», намного легче в физическом плане, чем тот же крепильщик или проходчик. За 3 месяца практики и стажировки я практически ни разу не устал. Научился хорошо играть в нарды, домино, шахтёрского козла и кости. Зарплата взрывника сопоставима с зарплатой проходчика. За ответственность доплата, наверное.

Мой стаж работы под землёй-8 лет, из которых в качестве ученика-практиканта (программа «Рабочая смена») за зарплату уборщицы, проработал первые 11 месяцев.

Первая зарплата за месяц в 2006-ом году составляла 6400 рублей, при этом я уже тогда работал как взрослый дядя и часто, чтобы показать себя с хорошей стороны, делал чужую работу. Ещё одно – очень выгодное изобретение топ-менеджеров Норильского никеля, экономия сказочная! Плюс, по корпоративным законам 2006-го года, «Рабочая смена» не шла в стаж. Сейчас это дело исправили.

Обучался профессиям в Норильске, в Корпоративном Университете (Центр по подготовки персонала) по направлению от самого рудника с полным отрывом от производства. То есть достаточно было среднего образования, а специальные знания, умения и навыки давались и приобретались уже в процессе работы.

Получить направление на обучение можно, просто поговорив с начальником участка или по письменному заявлению. Но это не всегда так просто, иногда начальство спекулирует этим, а если отношения с руководством не заладились (а чувство справедливости не сильно развито), то и вовсе можно годами пролетать мимо учёбы, оставаясь с 3-им или максимум 4-ым разрядом проходчика или крепильщика.

За всё время работы на моём проходческом участке, практически не было моментов, когда бы кто-то не учился, не проходил курсы повышения квалификации. Но при желании всегда можно расти, как в руководящем направлении, так и в рабочем, отдельные профессии оплачиваются совсем неплохо.

Зарплата машиниста ПДМ (погрузо-доставочная машина) сейчас около 120 тысяч рублей, столько же, примерно получает бурильщик шпуров и скважин.

Ещё когда устраивался, на собеседовании первый вопрос ко мне был-служил ли я в армии и где именно, в какой должности ушёл в запас. В отделе кадров этому уделяют особое внимание, так как работа на руднике очень трудная, ответственная и опасная. Также интересовались судим ли я или нет, есть ли какие спортивные звания и достижения. Спортсменам, выступающим на соревнованиях от предприятия, положены надбавки к премии.

Карьерный рост по-прежнему в большей степени зависит от «мохнатой лапы» и умения «корректно» общаться с начальством. Поэтому конкретные сроки назвать трудно. До начальника добычного (или - проходческого) участка некоторые протеже доходили за год-полтора, кто-то работал столько по «Рабочей смене», а кто-то и месяца в ней не задерживался. Бывают просто удачные «пролёты», когда молодой специалист оказывается в нужном месте в нужное время.

Очень большим минусом считаю процедуру прохождения ежегодной медицинской комиссии, которую ненавидят практически все, кто работает на комбинате. Моя специальность имеет первую категорию вредности (по сетке вредности) и насчитывает 14 пунктов вредных для здоровья факторов, таких как: низкая освещённость, вибрация, ядовитые газы, пониженная концентрация кислорода, очень высокий уровень шума, повышенное атмосферное давление и т.д.

Полтора месяца полярной ночи и 9 месяцев зимы – усугубляют положение. Следовательно, чтобы работать в таких условиях, нужно иметь здоровье как у космонавта. Поэтому, примерно 95 % работников комбината дают врачам взятки.

Пару слов ещё о самой работе. В забое часто очень влажно (используется вода при бурении) и душно (+35°+40° С) из-за свойств окисления медистой руды, с последующим её спеканием, кислорода при это 19-20 %, в ночную смену часто производится крепление выработок с помощью набрызг-бетона.

А теперь представьте, что вы в темноте, жуткой духоте и дефиците кислорода, в течении 6-ти часов перекидываете лопатой сухой цемент с песком в грохочущий бункер установки для крепления. Всё это вместе помножьте на 12 тонн замеса, что с помощью вас и лопаты окажется, в конечном итоге, в бункере машины для набрызг-бетона. Я так работал 9 месяцев подряд – врагу не посоветую. В «яме» (так мы называем рудник) очень вредно и опасно.

Автор: Okhotnikova

Оставьте первый комментарий

Узнавайте о самых полезных статьях первыми! Подпишитесь на нашу рассылку!

X

7 популярных статей на сегодня